Если взорвётся чёрное солнце, Все в этой жизни перевернётся. Привычный мир никогда не вернётся, Он не вернётся.

Дозоры: Черное Солнце

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дозоры: Черное Солнце » СЮЖЕТ » • А зори здесь тихие


• А зори здесь тихие

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[html]<style>
#p3146 .post-author {display:none!important;}
#p3146 .post-body {margin-left: 0px!important;}
#p3146 .post-sig {display:none;}
#p3146 .pl-email {display:none;}
#p3146 .post-content {margin-left: 5px;}
</style>[/html]
https://i.imgur.com/2ULwBX6.png• А зори здесь тихие
В темноте все цвета одинаковы.
•  •  •

https://i.imgur.com/SJDTiw1.jpg

Место: Где-то в дальнем Подмосковье
Время: 04.07.2020
Участники: Арина & Тьма(нпс)
Сюжет: Не таким Глава Конклава Ведьм представляла свое пробуждение.

https://i.imgur.com/2ULwBX6.png

0

2

[indent] Загадывала ли прекраснейшая, умнейшая, хитрейшая и (на минуточку) могущественная ведьма о том, сколько она будет пребывать в сладких объятиях Морфея? Вряд ли, на самом деле. В тот момент, когда все стало слишком плохо, спячка казалась самым простым и действенным вариантом развития событий. Особенно, когда твою прекрасную ведьмовскую задницу хотели потрогать не только Дозоры, коих обвести вокруг пальца не составляло труда, а еще и Инквизиция - тут уж трудноватенько будет. Не то чтобы сложно, просто нервы свои - дороже. Да и устала немного Арина, слишком много внимания её нескромной персоне было уделено.

[indent] Но правильно гласит народна мудрость, веками проверенная - хочешь спрятать нечто ценное, положи на самом видном месте. А посему женщина просто вернулась в свой любимый домик в Подмосковье, окружила себя амулетами, что глаза отводили, да спать легла, надеясь, что уж за время её отсутствия мир не рухнет (по её подсчетам не должен был по крайне мере), да и Иные перебесятся и забудут уже о шалости её маленькой, которая прахом обернула грандиозный эксперимент, который должен был решить много проблем и так далее, и тому подобное.

[indent] Скука в общем, если в парочке слов, да вот только силы свои и зелья Арина опробовала, результаты записала и была довольна - все же выполнила работу свою на славу, а что там дальше стало - пущай другие разбираются. Да и какое же удовольствие было Дозоры по носу щелкнуть - чтобы место свое знали да не думали о том, как Главой Конклава помыкать можно, умаслив её гордость, а так же лестью уши сдобрив.

[indent] А снилось ли что-то Арине? А сложно сказать. Первое время и правдо были какие-то образы, размытые, словно масляные пятна на воде, но после все чернотой поросло - и мягкая вуаль тьмы окутала разум, давая долгожданный сон и умиротворение. И тепло так было, хорошо, что совершенно не хотелось просыпаться, снова окунаться в этот мир, где выживает лишь тот, кто умеет защитить себя любой ценой, не стесняясь совершенно продать и друга, и родственника, да еще и с врагом переспать, чтобы привязался да ластился потом к ногам котенку подобно.

[indent] Но проснуться пришлось - сквозь тепло и умиротворение стали ощущения тревожные проникать. Уже и тьма казалась не такой гостеприимной, словно кто-то иголочками тыкал по пяткам, да и лежалось уже не комфортно, словно одеяло упало в прохладную зиму. Не понравились Арине эти ощущения, хотела бы она сказать - "ну еще пять минуточек", да вот только настойчиво кто-то мешал и пытался разбудить, вроде и ненавязчиво, но так настойчиво, словно мужичонка, который проснулся раньше с проблемой утренней, а жена еще и не думала просыпаться.

[indent] "Да встаю я, встаю!"

[indent] Недовольству не было предела, но раз уж разбудили - то чего зря бока отлеживать. Поэтому когда силы наконец-то вернулись - осторожно выбралась и своего кокона защитного, который оберегал её столько лет от всего, будь то просто непогода али кто случайный заглянул. Ноги слушались слабо, как и тело впрочем, что неудивительно - без движения столько времени, аж косточки хрустеть начали. И более чем уверена - сейчас облик её далек от идеального, и не про макияж Арина думала, не подумайте. Однако избушка приветствовала её полумраком и пылью, от которой не спасут никакие чары. Чуть наморщив нос, ведьма встала руки в боки и фыркнула весело:

[indent] - Только проснулась, а уже придется с тряпкой подружиться.

[indent] И желудок как назло дал о себе знать, противно так отзываясь пустотой, да и во рту пересохло как-то. Прямо напасть какая-то, но все это было относительной мелочью. Если рассудить по хорошему - Арина чувствовала себя... Прекрасно. Прям чувствовала, как силушки у неё ни капли не убавилось, а наоборот - хоть сейчас иди пакости Завулону строить, а свалить все на Гесера, да потом посмотреть, как Светлейший и Темнейший будут в друг друга, как обезьянки, фекалии метать. Да, неплохо бы, да вот только есть дела поважнее, нежели мелкое женское коварство - это узнать несколько важных вещей. И начать бы стоило с того, чтобы год определить, а так же пару сплетен собрать о делах, что в мире да стране происходили за то время, пока она отсутствовала.

[indent] Но что еще первее - себя в порядок привести. Только вот дурное предчувствие все равно не покидало, тревожно было душеньке, неспокойно, будто сейчас не одна она, да и раз - случится что-то, из-за чего в жизнью проститься можно.

[indent] - Ну и кто тут шутки шутить изволил да ведьм перядочных изводить? Я, между прочим, только глаза открыла, хоть бы совесть поимели! - куда-то в полумрак избушки проворчала Арина, машинально поправляя ломкие и иссохшие волосы.

+5

3

[nick]Тьма[/nick][status]Black Sun[/status][icon]https://i.imgur.com/krlCXn5l.png[/icon][dozor]Вне Дозоров[/dozor][cite]• А есть ли на свете, цветы, что не вянут?[/cite][Race]Тысячи лет[/Race][about]• Глаза, что на солнце глядят — и не слепнут?[/about][rang]• И есть ли на свете те дивные страны, где нимбы не гаснут?[/rang]

[indent] Солнце уже почти зашло за горизонт, а пыльная, местами раздолбанная, дорога так и не успела остыть после знойного дня. Лето в этом году вообще выдалось жарким, хоть сутки напролет под кондиционером сиди. Злосчастная дорожная полоса тянулась на северо-востоке Подмосковья, примерно в 15 минутах езды от города Сергиев Посад. С обеих сторон дорогу окружали просторные поля и лишь вдалеке виднелись невысокие домики садовых товариществ. В Советские времена здешние участки раздавали за трудовые заслуги или большие связи. Затем Советский Союз успешно развалился, прошли целые десятилетия, но цивилизация до здешних мест так и не добралась.
[indent] Тем временем на дорогу выехала серая иномарка. Автомобиль двигался по направлению из города в сторону небольшого военного поселения и буквально скользил по дороге, ловко лавируя между несовершенствами дорожной полосы. Никита Смолин — счастливый обладатель металлического зверя, уверенно расположился в кожаном кресле, краем глаза поглядывая в зеркало заднего вида на пассажирское сидение. Там расположились двое: привлекательная смуглая брюнетка, укутанная в красное пальто, и совсем юная темноволосая девочка в черном кружевном платье. В конце концов любопытство одержало верх и Никита нарушил молчание:
Вам не жарко? В такую жару и в пальто, — в женщинах Смолин хорошо разбирался, а незнакомка была весьма привлекательной, это он заметил даже через одежду — такую красоту прячете. Будь я на месте вашего мужа, то ни за что не оставил бы без присмотра.
Ничуть не жарко, да и не в жаре дело, Никита. А муж от меня сбежал.
Так в чем же тогда? — Смолин замялся, ведь своего имени он попутчице не говорил.
Не люблю солнечный свет — брюнетка игриво улыбнулась и тряхнула головой, отчего водопад черных, как смоль, локонов эффектно разлился по красному вороту пальто. Мужчине даже показалось, что с заднего сидения зашипели змеи, но разум списал все на сломанное радио.
Да бросьте, в наших краях его итак немного.
Может оно и к лучшему, — теперь темноглазая красавица пристально следила за ним в зеркальном отражении, — Свет ведь только мешает. Каждый день солнце заставляет все созданное вести себя неестественно. Разве это не ужасно?
Никогда об этом не думал, — честно и без особого интереса протянул Смолин, слишком мудреные бабы ему никогда не нравились, но любопытство и спортивный азарт взяли верх, — А кем трудитесь?
Уже давно занимаюсь благотворительностью, стараюсь помогать людям.
Доктор что ли? — мужской баритон отдавал недоверием. Ну не мог Никита представить эту женщину в местной поликлинике или еще где. Таких по телевизору показывают, про таких пишут в бабских журналах о светской хронике и вот это все.
Что-то вроде того, — брюнетка улыбнулась и подалась вперед, от чего Смолин сразу уловил манящий и незнакомый аромат, наверняка какие-то дорогущие духи. Незнакомка пахла загадкой, свежестью, ранней сиренью и желанием: — А вы? Такой сильный мужчина, наверное в правоохранительных органах?
[indent] Смолин почувствовал, как мягкая и хрупкая ладонь ложится на спинку кресла недалеко от его плеча и ощутил привычную уверенность. В ход пошла заученная и всегда рабочая история про службу в войсках особого назначения, срочные контракты и горячие точки. Женщины любят сильных и уверенных мужчин, им нравится с трахаться с сильными самцами, даже если их содержит богатых муженек. Да что там, их это даже заводит — изменять своему богатому хлюпику с сильным и опасным самцом. Смолин это знал слишком хорошо, потому что ни одна баба не могла перед ним устоять.
[indent] Солнечному диску оставалось жить совсем недолго, когда на дороге, аккурат после поворота на Шарапово, раздался пронзительный визг тормозов и оглушительный грохот, а несколькими секундами позже, среди полей, разнесся непрекращающийся вопль автомобильного сигнала. Аварий здесь не случалось последние лет 20, а смертельных исходов не бывало и вовсе.
По нагретому, пыльному и местами потрескавшемуся асфальту, неторопливо растекалась багровая лужа вязкой крови. Неподалеку от перевернувшейся и ревущей легковушки корчился в агонии мужчина лет тридцати — источник сего безобразия. Шею бедолаги вспорол осколок лобового стекла, которое тот так трепетно протирал перед каждой поездкой. Никита Смолин вообще любил свою машину больше, чем жену и дочь, но оно и понятно: брак по залету, ошибка бурной молодости, а там по накатанной. Впрочем, о своей семье Смолин сейчас и не думал вовсе. После аварии, причины которой терзаемый агонией разум так и не мог осознать, несчастный мог двигать лишь левой рукой, да и на той большая часть пальцем переломана. Никита же не сдавался, из последних сил, захлебываясь собственной кровью с металлическим привкусом паники, он безуспешно пытался выдернуть из глотки осколок лобового стекла. После стольких военных столкновений, всех опасностей и ранений, неужели ему суждено сдохнуть в этой дыре, как какой-то псине?

[indent] — Ну вот, какая неприятность, Никита — женский голос прогремел неожиданно близко и очень громко, подобно взрыву, даже уши заложило. Смолин сразу узнал свою попутчицу по кокетливо-обиженной интонации. Чертовщина, взрослая баба, а говорит как девчонка. Только теперь он это заметил. Менее получаса назад он подобрал ее вместе с маленькой девочкой у вокзала в Сергиев Посаде. Выглядела незнакомка очень эффектно, пусть и не была невероятно красивой. Яркая, притягательная и смелая, из нее буквально била энергия. Таких женщин, чего уж скрывать, Никита в своей жизни никогда не встречал, хотя список побед на любовном фронте имел солидный. Была в ней какая-то чертовщина, но заметил Никита это не сразу, потому что в глаза бросилось красное пальто поверх строгого черного платья. Вот и сейчас женщина стояла над ним в этом гребанном пальто, а на ее лице не было и тени беспокойства, будто он сейчас вовсе и не захлебывается собственной кровью после автомобильной аварии… А может это и правда страшный сон? Или же он уже умер и все это лишь последние импульсы головного мозга? Собрать мысли в кучу не получалось, ровно также, как и не получалось вытащить из горящего адским плаенем горла гребанный осколок… Парой секунд позже Смолин столкнулся взглядом со странной незнакомкой и мир снова перевернулся с ног на голову. Холод мертвой хваткой ухватился за воспаленное сознание, боль сама собой ушла, сбежала, как побитая псина, а мысли попросту исчезли, будто бы их никогда и не было. Словно зачарованный, мужчина смотрел невидящим взглядом в темные глаза этой загадочной женщины и видел в их отражении все и ничего. В какое-то мгновенье, в бездне этих карих, даже почти черных глаз, всего лишь на секунду, отразилось заходящее солнце. Именно в этот момент Смолину стало невероятно страшно, так страшно, что вся авария уже не казалась ему чем-то ужасным. Будто в кошмарном сне он перестал слышать окружающий мир, все звуки разом пропали, а среди гробовой тишины начал набирать громкость мотив, а за ним и слова до боли знакомой песни.

Сегодня утром я слышал по радио:
Небо вот-вот упадёт.
Сегодня утром я слышал по радио: небо
Вот-вот упадёт,
Завтра уже не будет,
Завтра уже не придёт.
Сегодня утром я слышал по радио:
Небо вот-вот упадёт.

[indent] Впервые за тридцать лет, Никите Смолину стало страшно, так невыносимо страшно, что ему, взрослому мужику, бывшему солдату-контрактнику, хотелось кричать от ужаса и рыдать во весь голос, но в этот дьявольский час собственный голос предал его. В ставшей вязкой памяти, как в формалине, всплывали последние воспоминания… да... это гребанное красное пальто… женщина и девочка сидели на пассажирском сидении, когда захрипело радио, Никита лишь на секунду отвлекся от дороги, там ведь не было ни единой души, а затем инстинкты заставили ударить по тормозам еще до того, как мозг осмыслил увиденное. Стоило Смолину поднять взгляд, как на дороге, менее чем в 10 метрах стояла та самая женщина в красном пальто, держа за руку маленькую девочку. Девочка все также смотрела пустым взглядом перед собой, а на лице брюнетки играла кокетливая улыбка. Еще секунда и он собьет их, задавит насмерть насмерть. И все. Дальше тюрьма и лагерь. Затем в голову ударил скрип тормозов, а после раздался чудовищный грохот и тело пронзила неописуемая боль.
Если б сейчас кто-нибудь подкрался к месту аварии, если б кто-то еще выехал на эту чертову дорогу, то в последних лучах солнца он увидел бы перевернутую серую иномарку, умирающего мужчину, Никиту Смолина, потенциального высшего светлого, которого Семен из Ночного Дозора распознает лет через десять в одной из командировок. Этот кто-то также увидел бы и склонившуюся над несчастным маленькую девочку. Увидел, как эта девочка, на вид лет 9 от роду, прижимает к распоротому горлу умирающего древний металлический флакон со странными иероглифами. Еще он бы непременно увидел смуглую брюнетку, одетую совсем  не по погоде.
Но увидеть этого не мог никто. Дорога в эти минуты была пустой, как холодная постель вдовы или тесное нутро девственницы. В просторе полей не было ни единой души: ни живой, ни мертвой. А невысокие домики вдалеке, казалось, будто бы закрыли глаза-окна от страха. Никто не мог этого увидеть, даже Солнце предпочло спрятаться за горизонт. А голос, в угасающем сознании бравого русского солдата, пел знакомую песню. Так ровно и спокойно, будто на земле ничего и не случилось:

Скоро мёртвые будут живее живых,
А живые закроют глаза,
Скоро мёртвые будут живее живых,
А живые закроют глаза,
И тогда придётся каждому
Ответить за свой базар —
Ведь скоро мёртвые будут живее живых,
А живые закроют глаза.

***

[indent] Двухэтажный деревянный дом с большими окнами расположился на отшибе одной старой деревушки. Участок вокруг старинной постройки зарос высокой травой, словно джунгли или самое настоящее травяное море. От внешнего мира участок отделял невысокий деревянный забор, местами завалившийся наружу под натиском дикой травы. Когда ветер колыхал бурную растительность, создавалось впечатление, будто зеленое море волнуется или вовсе живет своей собственной жизнью. Трава близ дома неестественно зашевелилась, будто в ее глубинах передвигалось что-то крупное, а секундой спустя морская поверхность в один момент стала гладкой.
Через несколько мгновений, в леске неподалеку, раздался шорох и на полянку перед калиткой, бодро подпрыгивая на ходу, выкатился сверкающий золотой нитью клубок. Словно живой, клубок нетерпеливо запрыгал на месте перед ветхой калиткой, пару раз попробовал удариться о нее, будто пробуя на прочность, и резво начал кататься по полянке. Из темноты вновь раздался хруст веток и звук маленьких шагов, сопровождаемый детским смехом. Маленькая девочка в черном платье ловко перепрыгивала через сверкающую золотую нить, а увидев клубок — тотчас погналась за ним, пытаясь догнать и поймать. Если бы в этот момент полянку перед домом не озарил бледный лунный свет, то никто бы не заметил, что за девочкой молчаливо следовала женская фигура. Двигалась она плавно и беззвучно, слово была вовсе не человеком. Стоило ей подойти ближе, как клубок бросил играться с девчушкой и вновь требовательно забился о ветхую калитку.
[indent] —  Здесь значит… любопытно. — женщина в красном потянулась рукой к калитке, но еще до того, как тонкая кисть коснулась ручки, калитка задергалась из стороны в сторону, пока не сорвала ржавые замочные петли и покорно не распахнулась перед гостями. Клубок нетерпеливо запрыгал на месте и резко рванулся в сторону дома по узкой тропинке, вымощенной потрескавшейся плиткой. Путь к дому петлял через травяное море и напоминал самый настоящий лабиринт. Брюнетка все также беззвучно двинулась по узкой тропинке и приподняла руку, под которую тут же юркнула девчушка. В ночной мгле раздавались лишь звуки шагов девочки, шелест травы и стук от ударов клубка о плитку.
Гости значительно продвинулись вглубь лабиринта, теперь их со всех сторон окружало море дикой травы. Одновременно отовсюду зазвучал приглушенный и неразборчивый шепот, будто трава пыталась что-то сказать непрошенным гостям. Этот шепот становился все громче, а травяное море покрывалось волнами. Девочка испуганно прижалась к женщине, но не издала ни звука. Брюнетка же спокойно двигалась вдоль тропинки, будто вокруг ничего и не происходило.
Затем грозный шепот из множества голосом разом оборвался. Золотистый клубок сделал еще пару прыжков и тут раздался утробный рык. Что-то сильное, одним рывком вынырнув из травы, утащило клубок в глубины травяного моря. А затем вокруг вновь воцарилась мертвая тишина. Любой разумный человек в такой ситуации бы несколько раз подумал, прежде чем двигаться дальше, но женщина в красном даже не думала останавливаться. Стоило паре гостей поравняться с местом, где пропал клубок, как с обеих сторон из травы появилось множество лоз. Им почти удалось достигнуть цели. До гостей оставалось всего несколько сантиметров, но именно в этот момент лозы замерли, а травяное море беспокойно заволновалось.
[indent] — Да как ты смеешь... — процедила сквозь зубы женщина в красном, а ее черные локоны заметно ожили и угрожающе зашипели. Гостья резко топнула ногой и из под черных туфель-лодочек тут же вылетело множество ярких фиолетовых искр. За каких-то несколько секунд вся трава вокруг запылала фиолетовым пламенем, моментально обращаясь в пепел. Где-то в глубине травы издала жалобный предсмертный визг неведомая тварь. На несколько коротких секунд участок вокруг дома засиял фиолетовым светом, словно кто-то пустил новогодний салют. От густого травяного моря не осталось и следа, а воздух вокруг наполнился ароматом свежей сирени. Луна испуганно спряталась за тучи, а гости молча продолжили свой путь к дому.

***
[indent] Топ-топ-топ. Топ. С первого этажа доносились бодрые шаги вперемешку со смехом Камилы. Когда девчушка узнала, что поисковый клубок жив-здоров, то детской радости не было предела. Одна из прелестей детской невинности — чудесная способность радоваться пустякам. Судя по топоту, Избранная вновь принялась играть с клубком в догонялки. Ну что за несносное дитя?
Камила, мне нужна сирень! — ответа снизу не последовало, но топот утих — Камила!
Уже бегу!
Пальто не забудь, там холодно.
Хорошо, матушка!
[indent] Может и не следовало оставлять такой ценный кадр без присмотра, но в сопровождении Клубка и Пальто ребенку почти ничего не грозит. Брюнетка утомленно вздохнула и окинула взглядом просторное помещение второго этажа. Когда они только зашли в дом, то пыли внутри было столько, словно Арина решила устроить здесь подпольный пылевой схрон. Впрочем, Камиле в ее нежном возрасте полезно упражняться в бытовой магии, а заодно привыкать прислуживать старшим. Если девочек смолоду не приучать к таким банальным вещам, то испив силы они неминуемо начнут доставлять ненужные хлопоты. Ох уж это мнимое величие.
Тьма, именно так ее называли смертные и иные в этом жизненном цикле, присела на край древнего золотого саркофага, полностью покрытого письменами и символами, которые не смог бы прочесть никто из ныне живущих. На женщине идеально сидело черное строгое платье до колен, оно очень удачно подчеркивало привлекательную фигуру и эффектно сочеталось с черными туфлями-лодочками. Саркофаг же более чем наполовину был заполнен свежей кровью, поверхность которой маняще блестела в свете небольших черных свечей, парящих в воздухе. По своей форме эти свечи напоминали животных, эзотерическую символику и отрубленные человеческие конечности, а палитра оттенков пламени варьировалась от ярко-красного до темно-фиолетового. Тени свечей тоже вели себя необычно: мало того что их форма постоянно менялась, так еще тени разных свечей постоянно взаимодействовали между собой. Если бы кто-то пригляделся к свечам повнимательнее, то неприменно бы заметил, что вместо воска с них капает кипящая кровь. Все же в этом мире нет ничего привлекательнее Первой силы.

[indent] Пробуждение Арины незванная гостья почувствовала не сразу. После спячки Глава Конклава Ведьм не так уж сильно отличалась по энергии от несносного дитя, которое прямо сейчас ведет неравную битву с свежими кустами сирени около крыльцы. Или Главы Конклава попросту так схожи между собой?
С пробуждением, милая! — приторно ласково протянула брюнетка, поднимаясь на ноги и направляясь в сторону лестницы. Если она все правильно рассчитала, то между пробуждением Арины и Его реакцией у них еще достаточно времени. Это еще сильно повезло, что у Него не получилось найти ведьму первым. В спячке она все равно что мертвая, ни одна светлая магия тут не сработает. Об этой особенности спячке в этом цикле не знали даже ведьмы.
Дом наполнился характерным стуком каблуков, а Тьма, отсчитав нужное число ступеней, оказалась на первом этаже. Практичнее и эффектнее было бы просто переместиться,  но зачем лишний раз стрессировать пробудившуюся старушку?

Привет, Арина — на лице брюнетки расцвела кокетливая и хитрая улыбка, а черные локоны тихо зашипели, — Тьма. Очень рада познакомиться. — Женщина подала сморщенной старухе руку, дабы та могла выразить свое почтение и не дожидаясь продолжила:
Ты молодец. Если бы не спячка, то пришлось бы возиться с твоим воскрешением, а я, чего греха таить, терпеть не могу ненужные хлопоты.

[indent] Темно-карие глаза с любопытством следили за реакцией Бабушки Бабушек. За время своего бесконечно долгого существования, Мара повидала немало ведьм и Глав Конклава. Ей вспоминались те далекие дни, когда она благословила первую иную стать ведьмой. Затем было множество и множество других… Разве что ведьмы из нынешнего цикла ее никогда особо не интересовали. Сам подумайте, могут ли разумные женщины допустить в Конклав светлых? Вот-вот. Пустоголовые идиотки! А эта — главная из них. Только пока неясно: она особо пустоголовая или же особо идиотка?
Сейчас, стоя напротив Арины, Тьма отчетливо видела всю суть своей не до конца верной последовательницы. Арина была женщиной, яркой, смелой, храброй, очень честолюбивой и довольно жестокой. Все это она могла без труда прочесть в глазах напротив, как и омерзительный светлый сорняк, поразивший сердце ведьмы сомнениями. Конечно же… Вот ведь траханный в жопу ублюдок! Он прекрасно знает, как должна закончиться жизнь этой ведьмы, поэтому и решил перетянуть ее на светлую сторону. Ну ничего, Тьмы в ней все еще больше, чем Света. Хотя бы тут успела вовремя.

[indent] Входная дверь громко распахнулась и в дом, подпрыгивая на ходу, вкатился золотой клубок, а за ним и смеющаяся девчушка. В одной руке, словно факел или знамя, Камила несла букет свежей сирени, а второй придерживала край красного пальто, пока остальная его часть волочилась следом по полу. Клубок ловко пропрыгал за спину Арины, увлекая за собой девочку в темноту, а затем резко откатился в сторону. В кромешной темноте, аккурат в паре сантиметров от Камилы, загорелись темно-фиолетовым цветом два змеиных глаза. Девочка испуганно замерла и даже выронила веточку сирени, словно зачарованная, смотря в немигающие змеиные глаза. Тем временем рептилия зашевелилась, приводя в движения массивные кольца и подалась в сторону Избранной.
Хватит. Камила, не стой столбом. И не мешай спать Уроборосу! — в голосе брюнетки не осталось и следа от озорной кокетливости, напротив, в этот раз он хлестал словно металлический хлыст.
Змей мотнул головой и вновь свернулся кольцами рядом со шкафом, положив массивную голову на собственной хвост. Камила же попятилась назад и уткнулась лицом в бедро Тьмы, стараясь спрятать лицо. Нашкодившая мелочь часто так делает.
Камила! Ты ведешь себя некрасиво. Почему не здороваешься?
Здравствуйте, Арина! — темноволосая девочка посмотрела на сморщенную старуху снизу вверх и чуть застенчиво улыбнулась.
Ты знаешь, кто такая Арина?
Да, Великая Бабушка мне рассказывала о ней.
И что же тебе говорила Донна?
Она сказала, что Арина предательница и я убью ее, когда вырасту.
А ты хочешь убить Арину?
Не знаю… — девочка вновь посмотрела в глаза Арины, будто пытаясь найти в них ответ на незаданный вопрос, — наверное нет. Она ведь тоже ведьма, как и я.
Ну все, убийца, снимай пальто и беги наверх. Ты ведь хотела помочь мне украсить саркофаг, помнишь? — на лице Тьмы вновь расцвела веселая и доброжелательная улыбка, а глаза игриво заблестели. В одно мгновение это отразилось и на девочке — она радостно засмеялась, на ходу сняла пальто, небрежно бросила его на стул и вместе с клубком побежала подниматься вверх по лестнице.

[indent] Тьма сложила руки перед собой и сверкнула одновременно хищной и игривой улыбкой, возвращая все свое внимание к хозяйке этого дома. Лгать она никогда не любила, а поэтому даже не пыталась скрывать своего неоднозначного отношения к Арине. Будь ее воля и не появись нужда — Проматерь Ночь бы никогда не заговорила с этой ведьмой. Только вот жизнь тем и прекрасна: ожиданиям несвойственно сбываться, а те, кто тебе не мил, могут творить великие дела. При всех своих недостатках, Арина, не до конца темная ведьма, действующая Глава Конклава, совершила за свою жизнь один очень значимый поступок:

Ты уж прости, что все так спонтанно, но времени у нас немного. Один раз ты уже помогла спасти этот цикл и остановить Двуединого. Вот я и подумала, что в этот раз ты тоже встанешь на сторону живых. Или же я ошибаюсь?

+4


Вы здесь » Дозоры: Черное Солнце » СЮЖЕТ » • А зори здесь тихие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно